КАЗАКИ И РЕВОЛЮЦИЯ

КАЗАКИ И РЕВОЛЮЦИЯ

/sites/default/files/node/kzk_clr.jpg

Телеграмма председателя исполнительного комитета 1-й армии в ставку главковерха о посылке на Дон 23-го казачьего полка

14 (1) декабря 1917 г.

Просим разрешения послать на Дон 23-й казачий полк, в революционности которого армиском* не сомневается. Постановление полкового комитета: сместить правительство Каледина, ведущего ложную политику и толкающего казацкую рядовую демократию на братоубийственную войну с революционной Красной гвардией. Инициатива исходит от самого полка. Армиском принципиально за посылку. Казаки готовы к погрузке, ждут разрешения. Повезут много агитационной литературы.

*Исполнительный комитет Совета армейских депутатов.


Резолюция общего собрания казаков 5-го Уральского полка в Петрограде

15 (2) декабря 1917 г.

1. Приветствуем весь русский трудовой народ на заре наступающего мирного строительства новой жизни на началах труда, равенства и братства.

2. Возмущаемся поведением Каледина и Корнилова, устроивших гражданскую войну между трудовым народом, который по темноте своей слепо идет за империалистическими вождями.

3. Нас, трудовое казачество, раньше и теперь считали и считают контрреволюционерами, но нет, мы не хотим, чтобы нас клеймили такими позорными именами. Шлем проклятие всем авантюристам, которые устраивают ради своих целей и привилегий гражданскую войну, именуя себя казаками. Эти авантюристы недостойны именовать себя казаками.

4. Приветствуем петроградский революционный гарнизон и братьев по оружию, казаков 1, 4, 14-го Донских полков, которые стали на сторону трудового народа, и выражаем полную солидарность тем казакам, которые остались твердо стоять на стороне беднейших масс.

5. Приветствуем новое Народное правительство солдат, рабочих и крестьян, которое, надеемся, доведет трудовые массы до полного [осуществления] чаяний трудового народа, а именно, заключит демократический мир и устранит экономическую разруху в стране.

6. Требуем немедленного заключения всеобщего демократического мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения национальностей.

Да здравствует скорый демократический мир! Да здравствует выборное начало в армии, а в частности и в казачестве! Долой всех противников мира и авантюристов, вызывающих гражданскую войну!


Обращение Совнаркома ко всему трудовому казачеству

26 (13) декабря 1917 г.

Властью революционных рабочих и крестьян Совет Народных Комиссаров объявляет всему трудовому казачеству Дона, Кубани, Урала и Сибири, что Рабочее и Крестьянское Правительство ставит своей ближайшей задачей разрешение земельного вопроса в казачьих областях в интересах трудового казачества и всех трудящихся на основе советской программы и принимая во внимание все местные и бытовые условия, и в согласии с голосом трудового казачества на местах.

В настоящее время Совет Народных Комиссаров постановляет:

1. Отменить обязательную воинскую повинность казаков и заменить постоянную службу краткосрочным обучением при станицах.

2. Принять на счет государства обмундирование и снаряжение казаков, призванных на военную службу.

3. Отменить еженедельные дежурства казаков при станичных правлениях, зимние занятия, смотры и лагери.

4. Установить полную свободу передвижения казаков.

5. Вменить в обязанность соответствующим органам при Народном Комиссаре по военным делам по всем перечисленным пунктам представить подробные законопроекты на утверждение Совета Народных Комиссаров.

Председатель Совета Народных Комиссаров В. УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН)


Ультиматум Донского военно-революционного казачьего комитета войсковому правительству Каледина

23 (10) января 1918 г.

1. Вся власть в Области войска донского над войсковыми частями в ведении военных операций от сего 10 января 1918 г. переходит от войскового атамана Донского казачьему военно-революционному комитету.

2. Отозвать 15 января сего года все партизанские отряды, которые действуют против революционных войск, и разоружить как их, так и добровольческие дружины, юнкерские училища и школы прапорщиков, выслать всех участников этих организаций, не живших на Дону, из пределов Донской области в места их жительства.

Примечание: Оружие, снаряжение и обмундирование должны сдать комиссару военно-революционного комитета. Пропуск на выезд из Новочеркасска должны получить от комиссара военно-революционного комитета.

3. Город Новочеркасск должны занять казачьи полки, по назначению военно-революционного комитета.

4. Объявить членов войскового круга* неправомочными с 15 января сего года.

5. Отозвать всю полицию, поставленную войсковым правительством из рудников и заводов Донской области.

6. Объявить по всей Донской области станицам и хуторам о добровольном сложении войсковым правительством своих полномочий, во избежание кровопролития, и о немедленной передаче власти Областному казачьему военно-революционному комитету впредь до образования в области постоянной трудовой власти всего населения.

Председатель военно-революционного комитета ПОДТЕЛКОВ

Секретарь прапорщик М. КРИВОШЛЫКОВ

*Войсковой казачий круг в XVI-XVII веках - высший выборный общественный орган по управлению казачьим войском. До 1917 г. представлял совещание казачьих верхов при войсковом атамане, назначаемом царем. После свержения самодержавия войсковой круг - высший выборный орган по управлению областью. Состоял из представителей казачьих верхов. Занимал контрреволюционную позицию и боролся против нарастающей пролетарской революции, а затем против Советской власти.


Сообщение газеты «Ростовская речь» 26 (13) января 1918 г. о занятии советскими войсками станицы Каменской

Каменская. 11/1. Вчера, около 8 часов утра, большевикам удалось забрать станицу в свои руки. Ими арестован заведующий местной почтово-телеграфной конторой Никита, окружной атаман и ранен воинский начальник.

Казачьи полки примкнули к большевикам. Станица занята одной из гвардейских дивизий.


Сообщение командующего войсками 2-го участка юго-восточного фронта о боевых действиях

31 (18) января 1918 г.

Дебальцево. 18. I. 18 г. У станции Лихой происходят бои между партизанским отрядом Чернецова и революционными казаками, обратившимися к нам с призывом поддержки.

У Зверево наши передовые посты ведут бои с юнкерскими частями противника. Станция дважды переходила из рук в руки, при последнем занятии станции перебито более пятидесяти защитников ее. По линии Иловайское-Таганрог авангард войск Сиверса*, продвигаясь с боем, находится в пятнадцати верстах от города. Настроение войск, в связи с революционным движением внутри казачества, особенно повышенное, все время поступают требования отдельных частей резерва выслать их на линию боя.

*Сиверс Р.Ф.-большевик, бывший прапорщик. В 1917 г. - редактор «Окопной правды». Один из руководителей борьбы с белогвардейцами и интервентами на Украине и на Дону. Умер в декабре 1918 г. от ран.


Письмо генерала Алексеева руководителю французской военной миссии в Киеве

Ростов, 9 февраля (27 января) 1918 г.

Дорогой генерал. Начальник французской миссии в Новочеркасске, полковник Гюше, вероятно, передавал вам в своих донесениях о положении дела в Донской области и вытекающие из сложившейся обстановки мои просьбы.

Я - генерал Алексеев*. Донская область была избрана мной для формирования добровольческих армий как территория, достаточно обеспеченная хлебом, входящая в состав, казалось, очень сильного своими средствами и своими богатствами Юго-восточного союза.

Казалось, что эта мощная политическая организация защитит без труда свою самостоятельность от большевизма. Я предполагал, что при помощи казачества мы спокойно создадим новые прочные войска, необходимые для восстановления в России порядка и для усиления фронта. Я рассматривал Дон, как базу для действий против большевиков, зная, однако, что казаки сами не желали идти вперед для выполнения широкой государственной задачи водворения порядка в России. Но я верил в то, что собственное свое достояние и свою территорию казаки защищать будут и тем обеспечат безопасность формирования и время для обеспечения новых войсковых частей, но я ошибся.

Казачьи полки, возвращающиеся с фронта, находятся в полном нравственном разложении. Идеи большевизма нашли приверженцев среди широкой массы казаков. Они не желают сражаться даже для защиты собственной территории, ради спасения своего достояния. Они глубоко убеждены, что большевизм направлен только против богатых классов - буржуазии и интеллигенции, а не против области, где сохранился порядок, где есть хлеб, уголь, железо, нефть.

Уже 26 ноября 1917 г. мы принуждены были бросить в бой под Ростовом своих 400 человек, а с 12 января этого года мы бросили в бой все, что подготовляли. Ведем мы эти бои с упорством до настоящей минуты. Так как казаки не хотят сражаться, вся тяжесть защиты Донской области, выполнение главнейших задач легли на плечи слабых числом добровольческих войск, и потому мы потеряли возможность развивать формирование и вести боевую подготовку. Мы не можем получить материального снаряжения и патронов, так как все наши сообщения с Румынским и Юго-западным фронтами отрезаны сильными по числу большевистскими отрядами. Мы могли бы уйти на Кубань. Но и кубанское войско выдерживает натиск большевизма только при помощи добровольческих частей, так как и кубанские казаки нравственно разложились.

Простой взгляд на карту подскажет, что Кубань не может служить выгодной базой для будущих действий. С уходом туда мы надолго отсрочим начало решительной борьбы с большевизмом для восстановления порядка на территории государства. Вот почему, изнывая в неравной борьбе за Доном, мы не отказываемся от борьбы. Но силы не равны, и без помощи мы будем вынуждены покинуть важную в политическом и стратегическом отношении территорию Дона к общему для России и союзников несчастию. Предвидя этот исход, я давно, но безнадежно, добивался согласия направления на Дон, если не всего Чешско-словацкого корпуса, то хотя бы одной дивизии. Этого было бы достаточно, чтобы вести борьбу и производить дальнейшее формирование добровольческой армии. Но, к сожалению, корпус бесполезно и без всякого дела находится в районе Киева и Полтавы, а мы теряем территорию Дона. Сосредоточение одной сильной дивизии с артиллерией в районе Екатеринослав - Александров - Синельниково уже оказало бы косвенную нам помощь, хотя бы в виде далекой угрозы тылу большевистских войск. Обеспечение указанного района достигалось бы оставлением в нем трех батальонов, остальные силы дивизии следовало бы направить в район Никитовки - Дебальцево - Макеевки.

Это решило бы вопрос, и Донская область была бы освобождена от напора в наиболее опасном направлении с запада. Удар с севера, даже с востока не столь опасен. Наконец, получив обеспечение с запада, мы могли бы нанести мощный удар большевизму в других направлениях и покончить местную борьбу в нашу пользу. Весь корпус сразу поставил бы на очередь решение широкой задачи.

Зная ваше влияние на генерала Макса и вообще на чехов, я обращаюсь к вам с просьбой принять изложенное мною решение. Быть может, еще не поздно. Через несколько дней вопрос может решиться бесповоротно не в пользу Дона и русских интересов вообще. Уход добровольческих частей из Донской области ухудшит общее положение и уменьшит шансы борьбы с большевиками и достижения победы. Если вы признаете справедливость моих соображений и необходимость принятия решения, то я просил бы сообщить условной телеграммой полковнику Гюше, дабы знать время, когда будет начата перевозка войск. Я не говорю уже о том, что занятие чехами указанных районов сразу обеспечит подвоз угля для румынского фронта и оттуда к нам материальной части и патронов.

Прошу принять уверение в моем глубоком уважении и преданности. Генерал Алексеев

*Алексеев М.В. - генерал. Начальник штаба Верховного главнокомандующего Керенского после корниловщины. Один из организаторов и руководителей контрреволюционной «добровольческой армии». Публикуемое письмо было перехвачено в Миллерово Донским военно-революционным комитетом.


Из телеграммы председателя Бюро областного военно-революционного комитета Донской области Совнаркому 11 февраля (29 января) 1918 г.

На Дону казачий съезд в станице Каменской 10 января объявил войсковое правительство и Каледина низложенными, всю власть на Дону передал впредь до образования трудовой власти избранному им областному Донскому казачьему военно-революционному комитету, который стал работать совместно с областным военно-революционным комитетом Донской области. Из Ростова-на-Дону и с донецким окружным советом казачьих, рабочих, крестьянских и солдатских депутатов 13 января приезжала делегация войскового правительства во главе с председателем войскового круга Агеевым. Честным именем атамана Каледина делегаты уверяли комитет, что войсковое правительство не допустит гражданской войны против трудового казачества, и предлагали прислать в Новочеркасск делегацию для мирного улаживания конфликта, но трудовое казачество было предательски обмануто генеральско-помещичьим войсковым правительством. Делегация0 военно-революционного комитета была задержана в Новочеркасске и по приказу войскового правительства офицерские и юнкерские банды головореза Чернецова напали врасплох 16 января на фронтовое казачество. Не подозревая измены и застигнутые врасплох, полуразъехавшиеся казачьи части были оттеснены со станций Лихая и Зверево. Казачьим частям пришлось отойти из станицы Каменской. К этому времени революционные казачьи части соединились с рабочими и крестьянскими отрядами первой Южной революционной армии. 20 января партизанские банды обошли Глубокую и подвергли жестокому обстрелу революционные войска; последние на минуту дрогнули, затем бесстрашным отпором отразили отчаянный натиск калединцев. Доблестными и решительными действиями революционных войск отряд Чернецова был смят и обращен в бегство. Сам Чернецов и 40 офицеров были взяты в плен. По дороге Чернецов пытался стрелять в конвоировавшего его председателя казачьего областного военно-революционного комитета, за что им был убит. Бой был необычайно жесток, калединцы добивали раненых; так, ими размозжен череп у легко раненого доблестного рабочего Шалаева, исполнявшего обязанности командира, которого они сильно ненавидели за его твердую преданность рабочему делу. В этом жестоком сражении революционные войска потеряли 45 товарищей убитыми и 65 ранеными. Потери у калединдев были значительные; в результате боя уцелевшие остатки чернецовской банды разбежались в панике. Путь к отступлению им был отрезан революционными полками. Поведение революционных войск, особенно казачьих 27 и 44-го полков, батарей, а также донских и луганских рабочих, проявивших пролетарское бесстрашие и самоотверженность, выше похвал.