Кто служил в Красной Армии?

Кто служил в Красной Армии?

/sites/default/files/node/rusarmy_clr.jpg

К концу Первой мировой войны в составе русской армии насчитывалось порядка 276 тысяч офицеров, включая попавших в плен, пропавших без вести и раненых.

С января по июнь 1918 года, в период формирования Красной Армии в нее добровольно вступило 9000 бывших офицеров.

С 12 июля 1918 года по 15 августа 1920 года в Красную Армию было мобилизовано 48409 офицеров, 10339 военных чиновников, 13949 врачей и 26766 человек младшего медперсонал, т.е. 72697 лиц в офицерских и классных чинах.

Сюда следует еще добавить порядка 14000 пленных белых офицеров, которых вопреки антисоветской пропаганде, не всегда расстреливали, а отправляли служить в качестве военспецов.

То есть к концу Гражданской войны из 130000 комсостава Красной Армии половину составляли бывшие офицеры.

Осенью 1918 года в Красной Армии служило 160 бывших генералов, весной 1919 — более 200 и около 400 полковников и подполковников. Большое количество летчиков, старших специалистов родов войск, инженеров, артиллеристов, — все из "бывших".
До революции в в Генштабе служило 1594 человека. К лету 1918 г. в Красной Армии из офицеров Генштаба служило 98 человек, а к 30 июня — 232, осенью — 526 (в т.ч. 160 генералов и 200 штаб-офицеров).

А как же обстояли дела на Красном флоте, где без специалистов было не обойтись? К марту 1921 г. из 8455 ч комсостава 6559 служили ранее на флоте, в т.ч. 128 адмиралов и генералов, 261 капитан 1-го ранга, 388 капитанов 2 ранга, 389 старших лейтенантов, 338 лейтенантов, 901 мичман, 953 инженер-механика, 171 корабельный инженер, 112 гидрографов, 44 офицера корпуса морской артиллерии, 3 штурмана, 1224 чина по адмиралтейству, 968 мичманов военного времени, 194 мичмана военного времени по механической части, 485 прапорщиков флота.

А теперь вычтем из 276000 бывших офицеров тех, кто не пожелал возвращаться в Россию из плена после окончания Первой мировой, офицеров, разбежавшихся по своим национальным армиям (армиям Азербайджана, Грузии, Армении, Финляндии, Эстонии, Литвы, Украины (петлюровцам) и т.п.), офицеров, вообще снявших погоны, и поймем, что миф о благородном Белом движении, движении, в котором участвовали офицеры из различным политическим партий от эсеров, эсдеков-меньшевиков, народных социалистов до монархистов, — это всего лишь миф. Более разношерстной публики как у них не было нигде.

Зато благодаря военным специалистам, перешедшим на сторону революции, советскому государству удалось отстоять свою целостность и в кратчайшие сроки построить Красную Армию, армию победительницу.

А вот, что пишут участники событий с "той" стороны: "Позор нейтралитета 17 тысяч офицеров, скопившихся в Ростове, всем известен. — пишет корниловский офицер, — Но самым позорным было, когда мы в Каменноугольном бассейне при ночных набегах обнаружили, что служившие у красных «гг. офицеры» с пулеметами охраняли в сторожевках спящих красноармейцев.

Их поведение, когда они отбрасывали нас очередями из пулеметов, вызывало с нашей стороны всем понятное воздействие»; "Помню, как в конце мая в бою под Гуляй-Борисовкой цепи полковника Кутепова, мой штаб и конвой подверглись жестокому артиллерийскому огню, направленному, очевидно, весьма искусной рукой… Через месяц при взятии Тихорецкой был захвачен в плен капитан — командир этой батареи. Когда кто-то напомнил капитану его блестящую стрельбу под Гуляй-Борисовкой, у него сорвался, вероятно, искренний ответ: «Профессиональная привычка…».

Служу трудовому народу!

При написании использовались материалы, взятые с сайта: ]]>ricolor.org]]>