НЕМЕЦКАЯ ОВЧАРКА

ЕСТЬ РАЗНИЦА

Несколько лет назад получил для публикации статью о национальной разнице между нами и европейцами. Автор статьи довольно многословно обосновывал вывод о том, что европейцы обладают женским характером, а мы, советские люди, мужским. Все бы ничего, но статья была непомерно длинной, а я все не находил времени ее сократить, кроме того, многое в ней было на уровне бездоказательных деклараций или обосновывалось фактами, которые можно истолковать по-иному. Короче, лежала у меня в портфеле  эта статья, лежала, а потом при чистке портфеля я ее все же стер из памяти компьютера. Потом вот наткнулся на это фото и решил сам написать небольшое эссе на эту тему.

Но начну с собак.

В мои юношеские годы уже взрослый сосед с противоположной стороны нашей улицы Юра Подольный подрабатывал дрессировкой породистых собак: покупал щенка, доводил его до кондиции и продавал очень дорого. Просил и у нас помощи в воспитании у щенков злобности и храбрости - мы их били по морде обрезками мягких резиновых шлангов, а щенки должны были на нас бросаться.

Как-то он дрессировал молодую овчарку и рассказал нам, посмеиваясь, что вообще-то это немецкая овчарка, но после войны последовал приказ переименовать эту породу в «восточно-европейскую». Вспомнив это объяснение Подольного, я проверил его в Интернете. Действительно, начиная с 20-х годов и до войны в СССР разводили немецких овчарок, завозя из Германии производителей, но после войны эта порода была вдруг переименована в восточно-европейскую овчарку. Правда, при разведении немецкой овчарки еще перед войной стали отбирать крупных особей (что для немецкой овчарки является браком), и в 1964 году был утвержден стандарт на крупную немецкую овчарку, которая и стала сегодня восточно-европейской - отдельной породой.

Тут дело в том, что первоначально и в Германии овчарка должна была быть крупной, поскольку ей поручалась в том числе защита стада от волков, но волки в Германии очень скоро перевелись и из этой породы стали отбирать самых умных собак, способных самостоятельно пасти овец, а чем крупнее собака, тем больше расходов на нее. Поэтому немецкая овчарка должна была быть достаточно крупной, чтобы баран ее боялся и слушался, но, в то же время, быть по-немецки экономичной. Однако, повторю, главное в этой породе - ум, способность понимать, что хозяин от нее требует.

Правда, в СССР этих собак стали сразу же использовать не для пастьбы овец (хватало кавказских и среднеазиатских овчарок), а как служебных - для службы в милиции и на границе. Но для службы, которая предусматривает борьбу не с бараном, а с человеком, рост овчарки не помеха, поэтому и отбирали крупных собак так-что восточно-европейская овчарка - это крупная немецкая овчарка. Наверное, заводчики собак будут моим объяснением недовольны, но, в принципе, это так.

Собаки участвовали в войне в количестве 60 тысяч особей: они сторожили, переносили донесения, вывозили раненых, разыскивали мины, только немецких танков они подорвали 300, и немецкие танкисты действительно в своих воспоминаниях отмечают этот собачий подвиг. На параде Победы в 1945 году шел строй саперов, ведущих на поводках собак, надрессированных на поиск мин, и это, в основном, немецкие овчарки. Заслуженная собака!

За что же ее переименовали?

С момента, когда впервые услышал об этом переименовании и до недавнего времени я был уверен, что сработали патриотические перегибы и из названия породы убрали тогда еще ненавистное слово «немецкий». Но тогда почему не переименовали ничег изо остального, что тоже имеет прилагательное «немецкий»? Скажем, «немецкая музыка»? Почему только собак?

Теперь подойдем к теме с другой стороны. Немецкие битые ветераны той войны безудержно хвастают: и наших солдат они убили больше, чем мы их, и наших танков уничтожили больше, и самолетов и т.д. В том числе хвастают и тем, что на временно оккупированных территориях советские женщины родили 2 млн. детей от немцев, а немецкие женщины - всего 500 тысяч от наших солдат. Конечно, если бы тиран Сталин не приказал расстреливать наших солдат за изнасилование немецких женщин, то этот показатель, возможно, был бы улучшен, хотя и не думаю, что намного, поскольку без презервативов иметь дело с их женщинами было опасно - замучаешься лечить сифилис и гонорею. А увеличивать производство презервативов бросились только в 1944 году и с этим делом не успевали...

У немцев Гитлер объявил недействующими законы войны по отношению к жителям СССР - немцам насиловать было можно, благо, наши женщины до немецкой оккупации и венерическими болезнями не страдали.

Как бы то ни было, но вряд ли нужно отрицать, что на оккупированных немцами территориях очень много женщин сожительствовало с немцами, - что поделать, немцы на тот момент были победителями. Я даже помню куплет оставшейся с тех времен песенки, возможно издевательской, на смеси украинского и немецкого языке.

Их бин тебя чекала (ждала),

Варум ты не пришел?

Меня муттер не пускала,

Бо с неба вассер шел.

Я родился в Днепропетровске всего через пять лет после его освобождения, по идее, я был знаком и с женщинами, жившими с немцами, и с их детьми от немцев. Но вот что характерно - я не помню ни одной и ни одного. То есть, к моменту моего сознательного детства это было начисто забыто всеми! Сохранились рассказы, как наши солдаты и власть расправлялись с предателями, но нет ни единого воспоминания о том, чтобы они хоть чем-то задели женщину, жившую с немцем. То есть, даже сразу после войны таких женщин ни власть, ни мужчины не обвиняли, а лет через десять их имена стерлись из памяти.

Получается, что к сожительству этих женщин с немцами советские люди относились с пониманием или благосклонно? Отнюдь! Во время оккупации их ненавидели все и, в первую очередь, само собой, женщины, им дали даже  позорную кличку. Знаете какую? Вы правильно догадались - «немецкие овчарки».

Прежде чем делать вывод, следует оценить и вопрос - возможно, у русских мужчин есть некое безразличие к поведению своих женщин?

У меня под рукой этнографическое исследование столетней давности малороссов, к которым исследователи тогда отнесли жителей Черниговской, Полтавской и Харьковской областей, при этом следует упомянуть, что это район России, в котором женщины по традиции имели исключительные права, в частности:

«В малорусской семье женщина занимает весьма высокое положение. Все домашнее хозяйство вверяется в ее распоряжение, так как «без хозяина двор, без хозяйки хата плачет». «Жиноцьке» хозяйство, в которое хозяин не вмешивается, составляют: «дробина» (мелкая птица), продукты огорода, конопля и лен, мука, крупа для харчей, молоко, сало. Превосходя энергией и практичностью своего мужа, нередко склонного к тому же к чарке, малороссиянка фактически является обыкновенно главой семьи. В случае семейных несогласий, в которых она очень редко представляет собой страдающее лицо, практикуется расходка, формальный же развод - явление незнакомое малороссийской жизни».

Или:

«Не менее интересен встречающийся местами обычай «понедилькования», празднования понедельника, указывающего на остатки весьма правильной организации замужних женщин. В местностях, где этот обычай распространен (например, в местечке Борисполе Переяславского уезда, где прежде было женское братство и союз мироносиц), родители невесты на сговоре выговаривают ей право пользоваться свободой в понедельник. В большинстве случаев в этот день женщины работают для себя или шьют приданое дочерям; в некоторых же селениях компания замужних женщин проводит понедельник в корчме, пропивая имущество, принадлежащее лично им».

Поскольку взаимоотношения мужчин и женщин описывать долго, упомяну только отношения в среде неженатой молодежи.

«Для сближения молодежи служат главным образом «вечорници и досвитки». Начинаются они по окончании полевых работ - с Симеона Летопродавца (1 сент.) и продолжаются до сырной недели, когда увеселения уже происходят на открытом воздухе и называются «вулице». Местом вечорниц служит хата бездетной вдовы или малосемейного хозяйства. Сюда приходят девушки с работой и прялками, а затем парубки «побалакать та пошутковати с девчатами». Начинаются песни, шутки, смех, угощение; затем приносят в избу солому, и тут же все ложатся спать. С раннего утра, на «досвитках», девушки продолжают работать, а парубки уходят».

Между прочим, о том, что по обычаям молодые люди должны притереться друг к другу, для чего и практиковалась совместная ночевка, я читал и в воспоминаниях о великорусских обычаях. Тем не менее, «Несмотря на обычай «женыханья», совместного спанья молодежи после вечерниц и улиц, девушки строго блюдут свою честь, и случаи падения очень редки. Этому способствует в значительной степени боязнь «неславы» (позора)...». Хотя, по большому счету, собственно наказание за «неславу» было не очень велико: «Обыкновенно дивчине, которой случилось «прошкодить», «прегрешить», «покрывают» (а иногда она и сама спешит это сделать) голову по-замужнему, и она называется «покрыткой». В остальном ее положение, впрочем, не меняется ни в семье, ни в обществе. Кроме покрывания распространен обычай мазать дегтем ворота и хату согрешившей». То есть, если девушка сама повяжет платок по-бабьи, то ее и пальцем никто не тронет и ни в каких правах не ущемит.

Получается, что русские были уж слишком безразличны к чести своих женщин? Отнюдь! Этнографы описывают еще один институт тогдашнего общества - союз предполагаемых женихов, по-украински «парубков».

«В эту организацию может вступать всякий  хлопец с согласия родителей по достижении 16-17 лет, если только его старший брат не состоит в парубках. Обряд принятия в парубки, сопровождаемый непременно магарычем, называется «коронуваньем». Все члены братства считаются равными, «товарищами», во время же общественных работ они выбирают себе атамана... Общественное положение парубка очень высоко. Он может на сходе заступать своего отца, а также, в случае провинности, его не отдают на поруки отцу, но судит сельский сход. Парубкам, наконец, принадлежит исключительное право посещать «музыки», «улицы» и «вечерницы», играть роль бояр на свадьбах». И, внимание: «...парубоцтво является хранителем девичьей чести, строго карающим провинившихся». Заметьте, что хранителями женской чести были мужчины - они за нее отвечали! (Почему общество и реагировало спокойно  на то, что парни и девушки спят вместе.) То есть, если девушка лишилась невинности вне брака, то виновата была не только она, но и парубки ее села - они ее не уберегли!

Между прочим, я уже много раз цитировал неглупых аналитиков гестапо, которые 17 августа 1942г. подготовили аналитическую записку о доставшихся им на оккупированных территориях русских рабах. По этому вопросу, в частности, было сказано: «Вообще русская женщина в сексуальном отношении совсем не соответствует представлениям германской пропаганды. Половое распутство ей совсем неизвестно. В различных округах население рассказывает, что при проведении общего медицинского осмотра восточных работниц у всех девушек была установлена еще сохранившаяся девственность».

Эти данные подтверждаются докладом из Бреслау:

«Фабрика кинопленки «Вольфен» сообщает, что при проведении на предприятии медосмотра было установлено, что 90% восточных работниц в возрасте с 17 до 29 лет были целомудренными».

Но, похвалив русских женщин за порядочность, заметьте, кому умные немцы ставят это в заслугу: «По мнению разных немецких представителей, складывается впечатление, что русский мужчина уделяет должное внимание русской женщине, что в конечном итоге находит отражение также в моральных аспектах жизни».

А теперь сопоставьте все факты: советских женщин, живших с оккупантами, звали «немецкие овчарки», а сразу после войны породу собак «немецкими овчарками» переименовали в породу «восточно-европейская овчарка» - за 20 лет до действительного создания этой породы! О чем это говорит?

Может, и ни о чем. Но если сопоставить с этим совпадением и отсутствие сведений о мести наших мужчин согрешившим женщинам, то получается, что и общество, и власть отказались не только от мести, но и сделали все, чтобы этот факт забылся как можно быстрее. Почему так?

Сложно сказать, поскольку каждый судит по себе. Думаю, дело вот в чем. Ведь женщины не сами побежали, чтобы лечь с немцами в кровать за марки или импортные шмотки. Этих женщин оставили немцам советские мужчины и Советская власть. Пусть временно оставили, но оставили. Да, эти женщины виновны, но ведь и мужчины, и власть тоже небезвинны. Думаю, что это осознание советскими мужчинами своей вины и заставило власть принять все меры к быстрейшему забвению позора, который, по большому счету, является позором советских мужчин - не сумели защитить женщин: уходили, отступая, бросая своих женщин немцам! Не буду утверждать, но слышал, что по законам кровной мести Кавказа, за убийство мужчины в роду убийцы нужно убить мужчину, за убийство женщины - двух мужчин.

А теперь, наконец, по поводу фото.

В мае 1940 года немецкая армия численностью 3,3 миллиона человек, ударила по численно превосходившим ее франко-британско-бельгийско-голландским силам, численностью 3,8 миллиона человек. И французы, потеряв 100 тысяч из своей уже отмобилизованной армии в 2,5 миллиона человек, сдались. Ну, страшно было французским мужчинам умирать за французских женщин, ну, как тут не сдаться?

А в 1944 году англо-американцы освободили Францию от немецкой оккупации и французы, соответственно, воспылали патриотизмом и праведным гневом. А поскольку гнев нужно было на кого-то вылить, то вылили они его, естественно, не на себя - не на тех мужчин, которые сдали немцам Францию в 1940 году, а на француженок, которые во времена оккупации сожительствовали с немцами. И французские мужчины храбро остригли таких женщин наголо. Я бы понял, если бы это сделали бабы: бабы - они такие. Но ведь на фотографии женщина и вокруг нее позируют одни мужики! Те самые мужики, которые за пять лет до этого отказались защищать женщин с оружием в руках!

Европа-с!

Так есть (вернее - была) ли разница между Россией и Европой, если говорить о наших национальных характерах, и в чью все-таки пользу была эта разница?

]]>Ю.И. МУХИН]]>

Комментарии

1

У французов это видать национальная традиция, свои комплексы неполноценности вымещать на женщинах.

Корреспондента RT ударили во время протеста в Париже в прямом эфире